Факты о малых народах Севера

untitled9Каждый из нас с детства помнит анекдоты про чукчей. И такие они смешные эти чукчи! И ничегошеньки не понимают в нашей, такой цивилизованной жизни!
Сдаётся мне, что и у чукчей были в ходу анекдоты про нелепых русских и им подобных, которые всё вечно суетятся, творят не-пойми-чего, и очень гордятся своей кипучей деятельностью.
А разве так пристало жить нормальному человеку?
Разве так живут уважаемые ненцы, эвенки, долганы, энцы, чукчи, и другие коренные народы Севера?
Нет, уважающие себя малочисленные народы крайнего Севера чтят культуру и быт собственных народов, соблюдают и хранят свои обычаи, стараются вести ту хозяйственную деятельность и промыслы, которыми гордились ещё их предки!
Сформировались эти народы более 400 лет тому назад, их история и культура гораздо старше многих новообразованных культур народов Земли, но численность коренных народов севера России в 20-х годах прошлого столетия составляла всего порядка 200 000 человек, и состояла в основном из небольших этнических групп, насчитывавших от 200 до 10 000 человек, самую большую из которых составляли якуты – 50 000.
Все народности, рассеянные на огромной территории, вели кочевой образ жизни, занимались экстенсивным оленеводством, рыбалкой и охотой.
По понятным причинам, на этой огромной территории промышленных предприятий по существу и не было, представителей других национальностей было незначительное меньшинство, да и те имели сомнительный культурный уровень.
Приход Советской власти на русский Север несколько задержался, этак, лет на 5-7. Но уже к концу 30-х годов в первичные кооперативы было вовлечено более 70% коренного населения, а к началу 60-х в этих районах была окончательно завершена коллективизация.
«Благодаря всесторонней поддержке и помощи государства народы русского Севера в течении одного поколения шагнули из каменного века к современным методам ведения народного хозяйства и от общинно-родственных форм социальной организации перешли к современному образу жизни. Таким образом, этот путь ликвидации исторической отсталости является наиболее перспективным и наиболее гуманным для приобщения не порвавших ещё окончательно с первобытнообщинным строем коренных народов Севера к достижениям современной науки, техники и культуры!» *Правда Севера* 1968г.
На самом деле плоды насильственной цивилизации имеют и отрицательные стороны, как это известно.
Агрессивный натиск чуждой для коренных северян культуры значительно отодвигает традиционную культуру на второй, а возможно и на десятый план, а то и вовсе вытесняет её.
К примеру, жители Севера говорят на 600 наречиях. Точнее – говорили. По недавним прогнозам специалистов, к середине нашего столетия 90% «живущих» сейчас на Севере языков либо «угаснут», либо окажутся в опасности полного исчезновения.
Кто-нибудь в курсе, что процесс «угасания» языка идёт значительно быстрее, чем исчезновение отдельных видов растений или животных? «Угасание» языка любого, даже самого малочисленного народа, — невозвратная потеря, т.к. этот язык – часть мирового культурного наследия.
Столетие, прошедшее под лозунгом борьбы с народным невежеством и суевериями, уже навсегда убило многие традиции малых народов (и не только Севера!). Народное искусство было принято считать примитивным и не заслуживающим особого внимания, а приверженность к собственным традициям – вообще признаком отсталости.
Принято считать, что эвенки, чукчи и пр. северные народы не имели письменности.
Да, они не могли обозначить буквенными значками предложение: «Мама мыла раму», но с помощью хитроумных наузов и расположению кусочков меха с рыбьими косточками или цветных камушков, нанизанных в определённом порядке на определённый вид бечевы, они вполне могли сообщить, сколько рыбы выловили, или в каком становище сегодня праздник или беда. Зачем им какая-то мама с непонятной рамой? Сообщать надо о существенном!
Необыкновенно интересны сказки и легенды этих древних народов, по ним можно узнать, как они понимали мир вокруг себя и откуда взялись и укрепились многие, странные на наш взгляд, верования или традиции.
Талантливых сказителей – хранителей уникальных легенд и традиций коренных народов Севера, с каждым годом становится всё меньше, а вместе с ними уходят и остатки уникальной культуры. Уже далеко не каждый эвенк или чукча сможет разобрать сложные ритуальные значения по украшениям и вышивке на одежде, многие и не поймут значения танца или песни.
Да что там вышивка и танцы!
Многие уже не смогут различить, чем рукавицы-дяпагды (тканевые) отличаются от рукавиц-вагбангти (меховые), а ведь были ещё и дюпта – из рыбьей кожи!
Понятно, сейчас в любом магазине можно найти прекрасные рукавички из новых, неизвестных раннее материалов, возможно, они будут даже теплей и удобнее, чем традиционные, но… Грустно осознавать, что, отказываясь от традиционных искусств, народы Севера теряют свою индивидуальность, сливаясь с общей массой безликих, но очень цивилизованных людей.
А уникальности этих народов можно только позавидовать!
Для начала, эти народы – настоящие сыроеды, и не от слова «сыр», а от слова «сырое». Добавить к этому стоит и то, что они «сыро-мясо-рыбо-еды». К тому же – «кровопийцы».
В тех местах капусту с картошкой выращивать негде, да и некогда: надо постоянно двигаться следом за мигрирующим стадом оленей.
Коренные северяне никогда не ели овощей и фруктов! Основа рациона: мясо, жир и рыба, можно ягеля пожевать или лечебной коры для разнообразия, но яблочно-лимонный фрэш в их желудках никогда не булькал. Хочешь пить – снег; хочешь есть – жир или мясо.
И никакой цинги!
Благодаря правильному питанию *по-чукотски*, зубам этих северных людей могли позавидовать канадские дантисты.
Зубы – это важно, особенно с утра: задубелый от ночного мороза сапог (уг или унч) из кожи нерпы, кита или оленя перед тем, как натянуть на ногу, надо тщательно разжевать. Нет, не размять руками, а именно – разжевать собственными зубами. С плохими зубами это плохо получится, однако!
Счастлив тот, у кого помимо собственных зубов есть ещё зубы жены: она встанет пораньше и неспешно разжуёт и сапоги мужа и свои.
Кстати, знаменитые северные олени не являются полностью одомашненными животными, так как не имеют «постоянной прописки». Это полудикие животные, ведущие кочевой образ жизни, питающиеся не вкусно накошенным сеном, а подножным мхом-ягелем, и никогда не имеющие тёплого стойла.
Это не олень привязан к человеку, а человек – к оленю. Олень питается ягелем, а человек – оленем.
Самое вкусное блюдо из оленины — черп, это когда свежезабитому, правильно сказать «свежеудушенному», оленю вспарывают брюхо, удаляют кишки и ждут, когда тёплая кровь наполнит полость живота. Теперь каждый может получить свой кусок печени, и, обмакнув его в тёплую кровь, как в изысканный соус, съесть прямо тут же, у такого своеобразного стола, который ещё пять минут назад мычал и бегал.
Остатки крови собираются в чаши для дальнейшей кулинарной обработки, а потом уже сама туша разделывается на куски.
Есть вид консервированного мяса – копальхем называется.
При подобном консервировании очень важно соблюдать правило: тушка должна быть без внешних повреждений!
После удушения животного его топят в болоте. Процесс разложения, конечно, идёт, но очень и очень медленно.
Храниться такая «консерва» может несколько десятилетий!
Зато любой клан жителей Крайнего Севера может, заметив особую веху, достать копальхен и подкрепиться, если по каким-то причинам оголодал.
Вот тут выясняется ещё одна особенность организма малых народов – за долгие столетия поедания копальхема они стали совершенно нечувствительны к трупному яду и бактериям ботулизма. Не берёт их эта зараза и всё тут!
Матушка-Природа озаботилась выживанием своих *малых* детушек и нашла выход, снабдив их особыми механизмами выживания.
Для цивилизованного человека хватит небольшого куска копальхема, чтобы с радостной улыбкой двинуться навстречу предкам, а вот северянин лишь блаженно рыгнёт после сытного ужина.
Было дело, советское правительство даже издавало указ о запрете продажи копальхена неместным жителям, но как-то на него и спроса особого никогда не было.
Казалось бы, кого можно удивить кашей?
А вот эвенки, юкагиры, якуты и чукчи очень даже удивят: их каши из рыбы.
Чтобы каша получилась *знатной*, рыбу надо довести до положенной кондиции.
Для этого её помещают в яму, выстеленную корой лиственницы и, закрыв сверху ещё одним слоем коры, засыпают землёй.
К зиме чудо-рыбка превращается в чудо-кашку, которую либо добавляют в кипящую воду (что-то наподобие ухи), либо едят просто так, перетирая с ягодкой голубикой или ягодкой морошкой.
Среднестатистическому человеку подобное блюдо противопоказано так же, как и копальхен.
Возможно, подобные блюда и покажутся излишне изысканными для европейца, но именно благодаря подобным блюдам (а перечислять их можно долго), организм этих народов удовлетворяет свою потребность в витаминах и питательных веществах полностью и круглогодично.
По сему, сохраняются эти традиционные необычные блюда до сих пор.
А ещё коренные северные народы прекрасно разбираются в травах и цветах родных мест, используют их удивительные свойства не только в качестве приправ к своим блюдам, но как лекарственные средства.
Доказано, что чем севернее *живёт* растение, тем меньше в нём токсических веществ, а вот содержание витаминов в растениях, произрастающих в Заполярье, гораздо выше, чем в южных районах.
Так что, если понадобилась кулинарная экзотика, то совершенно необязательно мчаться в Африку или Китай – достаточно проехаться до Баренцева моря!
И «волшебные» свойства пирамид можно вполне ощутить в привычных для северных народов домах: чумах и иглах.
Кстати, яранга – это не отдельный тип жилища, это – чум, разделённый на две половины: тёплую (полог) и холодную (чоттагин).
Все жилища коренных северян строятся по единому типу: множество (от 8 до 20) шестов ставятся конусом вокруг нарт, сверху покрываются шкурами, оставляя вверху отверстие для дыма от костра, который горит прямо внутри чума.
Иглу строятся изо льда и снега, чаще всего округлой, *юртовской* формы, но вверху такой же «дымоход» и такие же нарты.
Интересно, что нарты (сани) разделяются на мужские (лёгкие), женские (более удобные и более утеплённые) и хозяйственные (с крышей и «багажником»). Вообще, конструкций этих самых нарт имеется великое множество, впрочем, как и блюд национальной кухни.
Сама форма подобного жилища не просто напоминает формой пирамиду, но и имеет такое же воздействие на человека, как и сами пирамиды Египта.
Вот мнение человека, доцента кафедры педагогики и психологии Ямало-Ненецкого окружного института, заведующей Ямало-Ненецкой лабораторией НИИ, не устающей восхищаться мудростью, талантами и красотой души северных народов, Сусой Елены Григорьевны:
«Проживание в чуме вызывает сильное положительное и оздоровительное психотерапевтическое воздействие на нервную систему человеческого организма».
Но, мало иметь здоровое тело, надо ещё иметь и здоровый дух!
Поэтому не удивительно, что хоть и живут эти народы в современном мире, но большинство из них продолжает верить в своих добрых и злых духов, тесно связанных с обожествлёнными растениями и животными, свято почитают память и заветы своих предков.
Шаман в каждом племени – сродни доброму волшебнику или волхву, посредник между миром настоящего и миром божеств, а камлать умеет чуть ли не каждый третий из живущих в становище.
Язычники, однако!
К сожалению, коренные северные народы на данный момент находятся в состоянии некой дестабилизации, если можно так выразиться, что вполне может привести к их полному исчезновению в связи с «растворением» и поглощением их в массе других народов, хотя в наше время ситуация по-чуть начинает изменяться к лучшему.
Ещё один важный фактор, способствующий этой самой дестабилизации – алкоголизм, пришедший вместе с цивилизацией. Из отчёта МВД России по Ямало-Ненецкому округу за период 2012-2013г.:
«К сожалению, одним из ключевых условий, детерминирующих преступность коренных малочисленных народов Крайнего Севера, является алкоголизация данной группы населения. Согласно опять же данным статистики преступлений, совершенных представителями коренного населения за 12 месяцев 2012-2013 года на территории Ямало-Ненецкого автономного округа, из 652 преступлений 289 совершено в состоянии алкогольного опьянения (при этом, большая часть «пьяных» преступлений (примерно 87 %) относится к категориям преступлений против жизни и здоровья, а также против собственности).»
Сейчас в быт малых коренных народов Севера стараются вмешиваться, как можно меньше, предоставляя им право и возможность жить по своим древним традициям и правилам, понимая, что только путём возрождения и поддерживания традиционных укладов, в зависимости от установок представителей коренного населения, может (и должно!) спасти эту древнейшую и уникальнейшую популяцию «странных» людей от исчезновения.
Если всё получится правильно, то мы сможем снова и снова вслушиваться в удивительный тембр звучания варгана – инструмента столь древнего, что даже не установлено его точное происхождение.
Надо просто помнить, что у ханты-манси, которые являются фактически самым древним народом, населяющим просторы бескрайнего крайнего Севера, само слово «ханты» означает просто — «люди».
Источник http://www.topauthor.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *